Трагическая судьба самого известного в России "зэка"-историка

Сын поэта и офицера Николая Гумилева и прекрасной русской поэтессы Анны Ахматовой, Лев Николаевич Гумилев прожил жизнь, под стать своей эпохе. Иных не коснулось, злые ветры пронеслись над головой, другие получили "дары времен" по полной программе.

Отца, Николая Гумилева, мальчик потерял в 1921 году. Льву было 9 лет, когда чекисты расстреляли его по сфабрикованному делу. Мать, Анна Ахматова, покинула сына и устремилась строить новую семейную жизнь. Мальчик оказался сиротой и воспитывался бабушкой по отцу, жившей в Тверской губернии:

В 1929-м году, по исполнении 17 лет, Лев Гумилев прибывает в Ленинград и в следующем году подает документы на языковое отделение педагогического института. Юноша собирается изучать немецкий язык, но бдительные члены приемной комиссии ставят крест на его радужных планах. Причина - буржуазное происхождение абитуриента.

Надежды оборвались, не сбывшись. И Гумилев совершает неожиданный поступок, как бы желая повторить часть жизни своего отца, ту самую, в которой он путешествовал по экзотическим странам. Юноша записывается разнорабочим сначала в геологические, а позже в археологические экспедиции. Вместе с ними он оказывается в Сибири и Средней Азии. В Узбекистане, если мне не изменяет память, он выучивает фарси, одевается в восточный халат и впитывает азиатскую культуру.

В Ленинград он возвращается не сыном поэтов прошлой эпохи, сброшенной с корабля истории, а настоящим пролетарием с мозолями от лопаты на руках. Обновленное социальное происхождение позволяет Гумилеву поступить на исторический факультет Ленинградского университета. Здесь юноша впервые проникается любовью к исторической науке. Роман получается долгим и в общем и целом удачным.

В 1935 году в стране разгораются политические страсти. Через год начнется Первый московский процесс, где "троцкистско-зиновьевцы" Каменев и Зиновьев обвинят Бухарина, Рыкова и Томского в создании "правого блока". Самое время повысить политическую бдительность, и некий доброхот пишет на Льва Гумилева донос.

Арест следует незамедлительно. Следствие с пристрастием и приговор: виновен в создании "антисоветской организации" и "террористических настроениях по адресу вождей ВКП (б) и советского правительства". Чекистов не проведешь. Раз у тебя дворянское происхождение (от органов это не скроешь), значит ты тайный ненавистник Советской власти.

Ахматова пишет слезное (а как иначе!?) письмо Сталину. Вождь прислушивается в мольбам матери, Гумилева отпускают. Дело об злостном антисоветчике закрыто. Гумилева восстанавливают в университете. Ахматова рада загладить свою вину перед сыном - ее связи и знакомства на этот раз срабатывают.

Гумилев усердно учится в университете, постигает глубины гуманитарных наук. Но время диктует свои алгоритмы. В 1938 году его арестовывают вторично. На этот раз историку "шьют" статью о "контрреволюционной пропаганде" - стандартное обвинение для всех, кто подозрителен или ранее был привлекаем. Гумилев получил десять лет лагерей. Ахматова снова "бьет в колокола", но звон уже не тот, и после доследований Гумилеву дают пять лет вместо десяти. Есть чему радоваться.

Труженик Норильскстроя

Сибирь привлекала внимание Льва Гумилева, мы помним, но не в таком же контексте! В качестве "зэка" он оказывается в Норильске, на разработке никелевых рудников. Как бывший "геолог" он ухитряется получить должность геотехника, что облегчает ему жизнь и не дает умереть от лагерной баланды.

Гумилев освободился в 1943 году. Обстановка изменилась. Шла война. Как настоящий патриот и гражданин он в 1944 году отправился добровольцем на фронт и встретил Победу в Берлине. После лагерного сюрреализме Гумилева все радовало в походной жизни: идущая к фигуре шинель; подлинное изобилие пищи; редкие порции водки и, самое главное, "разнообразие впечатлений".

После войны Гумилев вернулся к историческим штудиям, защитил кандидатскую диссертацию про первый тюркский каганат и его политическую историю, устроился работать в ленинградский Институт этнографии, начал заниматься раскопками и с головой погрузился в историю Древнего Востока.

По ночам ему наверно снились норильские пейзажи, но он и думать не думал, что прошлое никуда не делось. В 1949 году Гумилева снова арестовали. Такому как он "прожженному антисоветчику" легко было приклеить новый ярлык. Теперь бдительные органы решили, что помимо "антисоветской пропаганды" Гумилев создал еще и "антисоветскую организацию". (История, кстати, умалчивает, удалось ли чекистам найти ее умозрительные следы.)

Гумилеву снова дали десять лет лагерей. Защищать родного сына было некому - Ахматова сама находилась под жутким ударом: в 1947-м ее исключили из Союза писателей и заклеймили за "декадентство" и "низкопоклонстве перед Западом". Сталин развертывал "борьбу с космополитизмом", и щепки летели по всей стране.

Последний срок Гумилев перенес с большим трудом. В возрасте ближе к 50-ти годам историку и фронтовику пришлось заниматься тяжелым физическим трудом. Состояние здоровья стало резко ухудшаться, особенно досаждали желудок и сердце.

Лев Николаевич Гумилев вышел на свободу в 1956 году после знаменитого XX съезда КПСС, на котором Никита Хрущев полупублично развенчал "культ личности" Сталина. Больше арестов в его жизни не было. В 1960-1980 годы Советский Союз заметно изменился: ГУЛАГ расформировали, а "охоту на ведьм" заменили политинформацией и мягким надзором КГБ.

Любопытно, что публично Гумилев не вспоминал свое лагерное прошлое в негативном ключе и не критиковал Иосифа Сталина за "бесцельно прожитые годы" вдали от дома и науки. Люди того поколения, к которому принадлежал известный историк, были особенными. Один шутник предлагал делать из них гвозди. Может, и вправду в его словах есть доля истины?

Свои соображения по поводу статьи высказывайте в комментариях, ставьте лайки и будьте здоровы

О неточностях и опечатках сообщайте автору