Химия и алхимия: ищем философский камень

Сегодня 26 мая, последнее воскресенье весны. Именно в этот день, начиная с 1964 года, празднуется в нашей стране День химика. Часто можно услышать недовольное ворчание: мол, «химия это всё!». Однако действительно, всё — химия. И человеческое тело, и облака, и земля: всё представляет собой сочетание химических элементов и их реакций между собой. Со школы всем известно, что химия вроде как выросла из алхимии, и последняя искала философский камень с тем же рвением, как наши предки в ночь на Ивана Купалу искали цветок папоротника. В чём суть алхимии и чем она отличается от химии? Рассказываем в нашей статье.

Химия, как нам известно со школьной скамьи, это наука о веществах и их взаимодействиях. Происхождение этого слова до сих пор считается тёмным: то ли от действительно тёмного слова, kemet, что на древнеегипетском значит «чёрный»; то ли от древнегреческого χυμος, то есть «сок», «эссенция», «влага»; то ли от древнегреческого же χυμευσις, то есть «смешивание». В любом случае, каждое из этих слов в некотором отражает методы этой науки, особенно в начале её становления.

Зачатки практической химии человечество освоило ещё во времена доисторические: всё, что плюс-минус связано с горением, дублением шкур и приготовлением пищи, является процессом именно что химическим. Ремёсла — например, металлургия, гончарное дело, крашение, изготовление стекла — достигли значительного развития в древнюю эпоху. Но это было именно ремесленное мастерство: люди добивались результата, но ещё не задумывались о том, какие причины лежат в основе того, что тот или иной процесс протекает именно тем, а не иным образом.

Химическая наука как таковая — именно как учение о веществах, где одно вещество может превращаться в другое — попала в Европу в VIII веке нашей эры. Связано это было с завоеванием Испании арабами: они принесли с собой свою культуру и свои знания. В числе которых была и таинственная наука алхимия.

Большинству алхимик представляется так: в тёмном-тёмном помещении, среди разнообразных склянок, сосудов и зелий сидит бородатый старик и пытается из подручных материалов сделать золото. В некоторой степени это так; но только в очень некоторой, и мы бы даже сказали, что в малой степени.

Вообще алхимия исторически практиковалась в разных областях мира: в Китае и в Индии, в средневековом исламском мире, и только к позднему Средневековью она развернулась на территории Европы. Если попытаться свести всё разнообразие этих вариантов алхимии воедино, то получится следующее: алхимики хотели найти эликсир бессмертия и отыскать, как превращать неблагородные металлы в благородные. То есть условно: как не умереть самому и как из свинца сделать золото. Поэтому алхимиков то и дело подозревали то в колдовстве, то в обладании совершенно несметными богатствами. Стоит только сказать: например, в Праге улица, где, по слухам, обитали оные алхимики, называется Златой (то есть вполне себе золотой).

Однако не всё так приземлённо. Процесс получения золота из свинца назывался в европейском варианте алхимии Magnus Opus, то есть «великое делание». При знакомстве с алхимическими трудами становится вполне ясно, что речь здесь идёт не о жажде получить земное богатство. Это, как писал один из деятелей этой области натурфилософии, «прежде всего, создание человеком себя самого, то есть, полное и всеобщее раскрытие его способностей, власть над своей судьбой, и, в особенности, совершенное освобождение его воли».

Среди тех, кто в полной мере осуществил Великое Делание, называют известного многим графа Калиостро. Можно сказать, что в своё время алхимия разделилась на два потока: один стал более философским и метафорическим, где ртуть и сера обретали вид дракона крылатого и дракона бескрылого; а второй подарил нам известную нам многогранную науку химию.

Вообще само понятие отдельных наук — например, химии, физики и биологии — это примета Нового времени. Деление, существовавшее в Средние века — это семь свободных искусств, где выделяли тривий (грамматика, диалектика и риторика) и квадривий (арифметика, геометрия, музыка и астрономия). Они должны были подготовить студентов к изучению более сложных дисциплин, то есть медицины и теологии. Деление же на науки, в том числе естественные — это признак усложняющегося общества, где начинает всё более присутствовать разделение труда.

Европейская алхимия во многом полагалась на древнегреческое представление, высказанное Аристотелем, что весь окружающий мир состоит из смеси четырёх стихий: огня, воздуха, воды и земли. Кстати, аналогичное представление сложилось и в Древнем Китае, на основе выросло популярный сейчас фен-шуй.

Однако в той же Древней Греции существовало и другое мнение: знаменитый философ Демокрит предположил, что мир состоит из отдельных частиц, которые он назвал «атомами», то есть «неделимыми». Он считал, что твердость материала соответствует форме атомов, из которых он состоит. То есть атомы железа — твёрдые и прочные с крючками, которые фиксируют их в твёрдом теле; атомы воды — гладкие и скользкие, атомы воздуха — лёгкие и вращающиеся, поэтому проникают во все другие материалы.

В Новое время к этой теории вернулись многие учёные — в том числе знаменитый Исаак Ньютон. К тому же, он подверг критике идею о том, что атомы бывают острые, гладкие или прочные: он предположил, что частицы могут притягиваться друг к другу с той или иной силой. В одно время с Ньютоном в своём трактате «The Sceptical Chymist» (то есть «скептический химик») Роберт Бойль предположил и существование молекул, то есть скоплений атомов.

Сейчас для нас слова «атом» и «молекула» не являются чем-то удивительным и непривычным: кажется, понятия эти были всегда. Точно также порой кажется, что всегда рядом будут и наши близкие, и мы всегда сможем их расспросить об их детстве и молодости, узнать, как они делали свои первые шаги в профессии, с кем они дружили в юности. Однако это лучше не откладывать на потом: лучше записать их рассказы — и свои, для будущих поколений — в Цифровой капсуле времени!